Город — единство непохожих… видов
Город – единство непохожих...
И речь не только о людях.
Аристотелю приписывают фразу (вероятно, несколько переформулированную Льюисом, и искаженную переводами): город — единство непохожих. Вряд ли афинский философ имел представление о том, насколько непохожи друг на друга обитатели городов сегодня. И речь не только о людях.
Города представляют собой уникальные экосистемы — объединения живых организмов, среды их обитания и связей, возникающих между всеми элементами системы. Частично городские экосистемы представляют собой природные ландшафты, но в основном — сконструированные. Они очень мозаичны, и подчас там больше экологических ниш, чем на окружающей территории: отчасти потому, что разноплановые постройки создают разнообразные условия, отчасти потому, что земли вокруг городов, как правило, сильно трансформированы и «унифицированы» сельским хозяйством. Но прежде, чем перейти к рассказу о многообразии городской флоры и фауны, давайте разберёмся, что такое биоразнообразие, какое оно бывает, и как мы можем его оценить.

Согласно определению Конвенции о биологическом разнообразии ООН, биоразнообразие — изменчивость живых организмов из всех источников, включая, среди прочего, наземные, морские и иные водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются; это понятие включает в себя разнообразие в рамках вида, между видами и разнообразие экосистем.
Подробнее

На практике под биоразнообразием учёные понимают разнообразие на трёх уровнях организации: генетическое разнообразие (разнообразие генов и их вариантов — аллелей), видовое разнообразие (разнообразие видов в экосистемах) и, наконец, экосистемное разнообразие, то есть количество непохожих друг на друга экосистем.
Подробнее
Для тех, кто изучает дикую природу в городах, очень важно понятие наблюдаемого биоразнообразия. Здесь имеется в виду не просто число разных видов флоры или фауны, обитающих на какой-либо территории, но и их относительная численность или частота встречаемости. Например, в городе обитает 5 видов птиц, но 95% из них — голуби. Тогда уровень биоразнообразия, которое вы будете наблюдать, будет значительно ниже, чем если бы каждого вида было, например, по 20%.
Городские экосистемы и их обитатели
Для успеха флоры и фауны в городской среде важна не только мозаичность ландшафта, но и размер каждого «кусочка» такой мозаики.
Ландшафт городов разнообразен. Высотная застройка из стекла и металла, бетонные и каменные здания переменной этажности, плоские крыши моллов и складов кажутся безжизненными только на первый взгляд. На бетонных и каменных поверхностях, особенно находящихся в тени, медленно, но неумолимо появляются лишайники и мхи. А на плоских крышах подчас формируются целые травянистые сообщества. Высотные здания становятся домом для хищных птиц, например, спасанов (Falco peregrinus). На чердаках селятся голуби (Columba livia var. urbana), в уступах стен — ласточки (Delichon urbicum).

Газоны и спортивные поля, сады, скверы и целые парки полны не только местных, но и акклиматизированных растений из других природных зон. В Москве, например, помимо местных видов для озеленения используются дальневосточные и североамериканские виды клена, конский каштан (Aésculus hippocástanum) (его родина — небольшая горная территория на Балканах), чубушник (Philadelphus coronarius), пахучий кустарник родом из Закавказья, который мы чаще всего называем жасмином (настоящий жасмин — род вечнозелёных кустарников из семейства Маслиновые, он распространён в тропиках и субтропиках, и на широте Москвы не выживает в открытом грунте), и многие другие виды деревьев, кустарников и трав.

А некоторые виды «сбегают» с полей, из ботанических садов и парков и сами широко распространяются в природе. В России и Европе среди таких пришельцев можно выделить белую акацию (Robínia pseudoacácia) которая на самом деле не является акацией, а относится к североамериканскому роду Робиния, а ещё вездесущий борщевик Сосновского (Heracléum sosnówskyi). Такие «переселенцы» встречаются и среди животных, например, красноухая черепаха (Trachemys scripta). Виды, которые не просто «сбежали» из культуры, а активно распространяются и зачастую отвоёвывают жизненное пространство у местной флоры и фауны называют инвазивными. Набережные, пруды, каналы, эстакады, мосты, откосы железных дорог, порты, пустыри, свалки — всё это не просто элементы городского пейзажа, но и ниши, используемые, причём иногда очень успешно, дикими животными и растениями. Но для успеха флоры и фауны в городской среде важна не только мозаичность ландшафта, но и размер каждого «кусочка» такой мозаики. Чем он больше, тем большее число видов он способен вместить. Здесь работает теория островной биогеографии: биоразнообразие богаче на островах, которые больше сами по себе (а значит, там могут «поместиться» больше видов и особей каждого вида) и которые расположены ближе к другим частям суши (что даёт возможность притока новых видов-мигрантов). Только в городе это не острова, а различные пригодные для жизни территории.
Отходы — неотъемлемая часть городского метаболизма. Жители ежедневно потребляют десятки тысяч тонн товаров, и значительная их часть быстро оказывается на свалке. Канадский генетик и активист экологического движения Дэвид Судзуки сказал: «В природе нет отходов. Ничто не теряется. Всё перерабатывается». Например, упавший ствол дерева, разлагаясь, становится идеальной средой для множества видов других растений, а также бактерий, грибов и лишайников. В Царицынском парке и ландшафтном заказнике «Тёплый Стан» в Москве можно наблюдать, как ранней весной, почти из-под снега, на таких стволах появляются ярко-красные плодовые тела гриба саркосцифа алая, или, как её ещё называют, алая эльфова чаша (Sarcoscypha coccinea). Хотя этот гриб встречается почти во всех зонах умеренного пояса Евразии и обеих Америк, во многих странах Европы он занесён в Красную книгу.

Саркосцифа — прекрасный экологический биомонитор, демонстрирующий экологическое состояние леса. Никогда она не растёт в загрязнённой местности, около промзон и дорог. Если вы увидели в лесу саркосцифу алую — можете быть уверены, этот участок леса экологически благополучен.

Увы, в городах это не всегда так. Полигоны твёрдых бытовых отходов — настоящее экологическое бедствие для жителей многих крупных городов и их пригородов. Однако для некоторых животных — это настоящий рай, полный питательной пищи и сравнительно безопасных убежищ.

Например, для чаек (разных видов птиц семейства Laridae). В природе это очень эффективные хищники, охотящиеся на рыбу, мелких млекопитающих, ворующие яйца других птиц. В городах же они прекрасно чувствуют себя на свалках, где есть возможность быстро и с минимальным риском найти корм, укрыться и вывести потомство.

По оценкам учёных, в городах одной только Британии число колоний чаек за последние 30 лет возросло с 239 до 473. Кстати, 30 лет — это продолжительность жизни крупной чайки! Города, и особенно полигоны бытовых отходов, куда мы выбрасываем наш мусор, теперь являются домом для гораздо большего числа чаек, чем традиционные приморские места обитания этих птиц. Парадокс состоит в том, что в прибрежных районах эти птицы в настоящее время рассматриваются как находящиеся под угрозой локального вымирания, а в городских районах они настолько распространены, что их считают вредителями.
Подробнее
Как правило, микроклимат в городах немного теплее, чем на окружающей их территории, что позволяет некоторым чужеродным видам из более тёплых регионов приживаться в несвойственной для них климатической зоне. Например, в Москве отлично чувствуют себя огари (Tadorna ferruginea) — водоплавающая птица семейства утиных — причём даже зимой. В природе их ареал находится гораздо южнее, это зона степей и пустынь Евразии и Северо-Западной Африки от Греции и Эфиопии до западной части Маньчжурии и китайской провинции Сычуань. В России они встречаются в Краснодарском крае, на юге Амурской области и на Байкале. И — в Москве.

Есть версия (по-видимому, довольно обоснованная), что эти огари являются потомками жителей Московского зоопарка, покинувших его территорию после 1948 года, когда им перестали подрезать крылья. В отличие от диких сородичей городские огари не мигрируют на зиму, а концентрируются на незамерзающих участках водоёмов, которых в городе довольно много.

Такое переселение южных жителей в города наблюдается не только в Москве и не только с огорями. Во многих городах России, в том числе в довольно северных вроде Санкт-Петербурга, остаются на зиму утки кряквы (Anas platyrhynchos), хотя им положено с наступлением осени улетать в Африку. В городах для них достаточно питания круглый год, а из-за тёплого микроклимата они могут найти незамерзающие водные поверхности. Так же поступают некоторые виды попугаев, обосновавшиеся в городах Испании и даже Великобритании.

Соседи: как дикие виды сосуществуют, конкурируют и эволюционируют рядом с людьми
Взаимодействие диких видов с городской средой — и с человеком — может происходить по-разному, от относительно мирного сосуществования до прямых конфликтов.
В Великобритании сегодня сформировалась значительная популяция городских лисиц. Это не новый вид, а обычная рыжая лиса (Vulpes vulpes), приспособившаяся и активно эксплуатирующая среды и ресурсы города. Как их сородичи в природных ландшафтах, городские лисы наиболее активным в темноте, что позволяет им избегать контактов с людьми. В городах лисицы обживают свалки, парки и подвалы домов. Они не только охотятся на грызунов и птиц, но и поедают то, что находят на свалках и в контейнерах для отходов. В городах Англии они чувствуют себя настолько хорошо, что за последние 20 лет их число выросло в четыре раза, и сейчас их насчитывается около 150 000 особей, или примерно одна лисица на 300 городских жителей!

В то время как количество лис в Великобритании в целом снижается, их число в городах растёт. Исследование, проведённое университетами Брайтона и Рединга, показало, что Борнмут возглавляет список городов с самой высокой концентрацией городских лис в Великобритании — 23 лисицы на квадратный километр. За ним следует Лондон (18 особей), затем Бристоль (16) и Ньюкасл (10). Неудивительно, что прямо напротив резиденции премьер-министра Великобритании на Даунинг-стрит можно запросто встретить лисицу средь бела дня! Подробнее
Впочем, сосуществование не всегда является таким мирным. Например, во Владивосток и другие города Приморья и Хабаровского края могут заходить куда более серьёзные хищники — амурские тигры (Panthera tigris altaica). Специалисты природоохранных организаций, например, WWF считают появление тигров в Приморских городах естественным процессом. Как правило, это молодые звери, которые ищут собственную территорию для охоты, не занятую другими хищниками. Ещё несколько десятилетий назад на этих местах шумела уссурийская тайга, и животные просто не успели привыкнуть к соседству с людьми. Кроме того, тигры могут выходить в город в наиболее голодные годы, когда падает численность крупных копытных — оленей и кабанов — их кормовой базы, и они вынуждены искать пищу в близи человеческих жилищ.

Тигры в городах могут нападать на диких собак и кошек, в редких случаях — на коров. В таких ситуациях тигра отлавливают и надевают на него ошейник, с помощью которого за ним ведётся наблюдение. Если подобных конфликтов больше не повторяется, с хищника снимают ошейник, и он остаётся в дикой природе. Тигры-людоеды очень редки, такие случаи зарегистрированы, в основном, в Индии.

Но самый удивительный пример взаимодействия диких животных с городской средой — образование новых видов.

На территории большей части Северной Америки на протяжении XIX — XX веков постепенно сокращалась популяция волка (Canis lupus). Это было вызвано как охотой, так и сокращением мест обитания из-за расчистки природных территорий для сельского хозяйства и развития городов. Численность упала настолько, что в наиболее урбанизированных областях волки «понизили» свои репродуктивные стандарты и начали спариваться с родственными видами — койотами (Canis latrans) и домашними собаками (Canis lupus familiaris). Сегодня считается, что собака — не самостоятельный вид, а подвид волка. В декабре 2015 года группа шведского генетика Петера Саволайнена провела полногеномный анализ 46 собак и 12 волков со всего мира и пришла к выводу, что отделение собак в отдельный подвид волков произошло около 33 тысяч лет назад на юге Восточной Азии.

Как правило, межвидовые гибриды получаются не слишком жизнеспособными (потомство слабее каждого из родителей) — но не в этом случае! Такие щенки сочетают в себе силу трёх генетически похожих видов — волка, койота и собаки, и максимально используют эволюционные преимущества каждого из них.

При весе около 25 кг, кой-волк намного быстрее, сильнее и в два раза тяжелее обычного койота. У него большая челюсть и мускулистое тело, которое позволяет охотиться на разных животных как на открытой местности, так и в глухих лесах. Сегодня эти животные добрались до многих крупных городов США — Вашингтона, Нью-Йорка, Бостона. Диета животного разнообразна и включает грызунов, мелких млекопитающих, а также остатки человеческой пищи, которую оно находит на улицах городов.

Согласно исследованию, проведённому на 437 особях этих гибридов, генетически доминирующей составляющей является койот, на втором месте — волк с примерно 25% генома, и лишь около 10% приходится собак крупных пород, таких как немецкие овчарки. Но несмотря на незначительный процент, ДНК собаки довольно сильно влияет на характер животного. Подробнее

Некоторые учёные предполагают, что благодаря генам собаки этот гибрид может отлично адаптироваться к городской жизни, поскольку их предки более терпимы к людям и шуму — что очень нехарактерно для койота и волка. Например, перед тем как переходить дорогу, кой-волки даже смотрят налево и направо, что говорит о том, что они гораздо умнее своих предков. Подробнее

Экоситемные услуги или зачем городам дикая природа
Дикая природа приносит пользу людям, предоставляя нам так называемые экосистемные услуги.
Дикая природа в городах важна сама по себе. Но она ещё и приносит пользу людям, предоставляя нам так называемые экосистемные услуги — от чистого воздуха и воды до опыления и почвообразования, не говоря уже о её рекреационной и эстетической функциях.

Как правило, жилая и офисная недвижимость вблизи парков и зелёных зон стоит на  10−15% дороже. И это не случайно. Деревья хорошо поглощают шум (по некоторым данным, они способны снизить шумовое загрязнение на 40% и более).

Они также обеспечивают регулирование микроклимата, летом охлаждая, а зимой согревая воздух вблизи себя на  1−2% по сравнению с окружающей территорией. Это особенно важно летом, когда многие города становятся так называемыми «островами тепла» (разница температур между городом и окружающей местностью может составлять до  10⁰С), что негативно сказывается на здоровье жителей. Зелёные массивы за счёт затенения и испарения выступают в роли естественных кондиционеров. Некоторые широколиственные деревья создают охлаждающий эффект, сравнимый с работой 10 бытовых кондиционеров.
Другой пример экосистемной услуги — «работа» насекомых-опылителей. На большей части России это, как правило, пчёлы, в частности, медоносная пчела (Apis mellifera). По оценкам учёных из Пенсильванского университета, около 75% сельскохозяйственных культур в той или иной степени зависят от животных-опылителей (помимо пчёл это шмели, бабочки, некоторые виды мух и другие насекомые, а в некоторых регионах планеты это ещё и некоторые виды птиц и даже млекопитающие).

Без них нам пришлось бы попрощаться с яблоками, миндалём, брокколи, огурцами, персиками и многими другими привычными продуктами питания — не говоря уже о мёде. И продовольственными продуктами дело не ограничивается. Например, пчёлы помимо мёда производят воск, который используется для изготовления лекарств и косметики, вощения и других нужд. Согласно исследованиям, без опылителей мы бы потеряли порядка 212 миллиардов долларов экономической ценности. Подробнее

Экосистемные услуги необходимы человеку. А для этого важно создать условия для жизни и восстановления популяций диких видов в городской среде, ведь они – естественный индикатор здоровья экосистемы, а значит, сохранение «экологических коридоров» между природными территориями, оборудование зелёных крыш, размещение ульев в парках – неотъемлемые элементы создания комфортной и здоровой городской среды.
Зелёный урбанизм
Люди во многих городах пытаются придумать и внедрить решения, помогающие растениям и животным успешно выживать в городской среде.
Понимая ответственность перед дикими видами, которые делят с нами жизненное пространство, а также желая сохранить важные экосистемные услуги, люди во многих городах пытаются придумать и внедрить решения, помогающие растениям и животным успешно выживать в городской среде.

Один из таких примеров — ульи на крышах домов и общественных зданий, зелёные крыши и «отели» для насекомых. Насекомым во всем мире сейчас приходится несладко: они гибнут из-за использования пестицидов в сельском хозяйстве, уничтожения естественного растительного покрова и климатических изменений. Так как эти проблемы вряд ли решатся в ближайшее время, урбанисты и учёные пытаются приспособить для насекомых новые пространства — городские. Поэтому на крыше Калифорнийской академии наук в Сан-Франциско, во внутреннем дворе Нидерландского парламента в Гааге, близ здания Еврокомиссии в Брюсселе и многих других городах ставят ульи. А в Москве на ВДНХ и в Ботаническом саду МГУ «Аптекарский огород» установили «отели» для насекомых — специальные конструкции из ветоши, палочек, соломы и пористых камней, где насекомые могут укрыться от негативных условий среды. Для садовников это не просто акт альтруизма. Например, божьи коровки — эффективный и безжалостный хищник, поедающий тлю и других вредителей, тем самым спасая садовые растения и позволяя бороться с вредителями без использования химикатов.
Для более крупных видов в городах создают «экологические коридоры» между природными территориями. Это своеобразные «дороги» для диких зверей, пресмыкающихся, земноводных и рыб, которые те могут использовать для свободного перемещения через город.
Отдельная проблема связана с птицами. В условиях города им сложно отличить отражения в стеклах от настоящих деревьев и неба, и миллионы особей каждый год погибают, сталкиваясь с остеклёнными зданиями. Часто раненные птицы улетают, чтобы умереть в другом месте, или их подбирают соседские кошки, еноты и вороны, так что ваши окна могут быть причиной большего количества травм и гибели птиц, чем вы думаете.

По последним оценкам, от 365 до 988 миллионов птиц ежегодно гибнут по этой причине в одних только Соединенных Штатах. Это может составлять 2−10% от общей популяции птиц в стране. Учёные из Музея Карнеги и природного заказника Паудермилл полагают, что нанесение специальных орнаментов позволит птицам лучше ориентироваться в городском пространстве, избегать столкновений со зданиями, и снизить уровень их гибели.

Эту теорию уже активно тестируют в разных городах: в Питтсбурге наносят специальную разметку на стёкла, а в Москве с той же целью на стёклах рисуют силуэты хищных птиц.

Чтобы сохранить дикую природу в городах нужны общие усилия городских властей, бизнеса и каждого из нас. На уровне города нужно принимать решения о сохранении природных территорий и создании экологических коридоров, снижении загрязнения воды и воздуха, озеленения города типичными для данной природной зоны растениями. Бизнес может помочь с созданием зелёных крыш в офисных зданиях, поддержать переход на более экологичный корпоративный транспорт, и поощрять сотрудников участвовать в локальных природоохранных инициативах.

Мы тоже можем помочь, это не сложно. Сажайте у дома или на балконе луговое разнотравье, подкармливайте птиц, белок и других обитателей парков, особенно зимой (но делайте это правильно!), не тревожьте гнёзда и норы, следите, чтобы ваши домашние животные на прогулке не беспокоили диких. Подробнее

И тогда город станет комфортной и безопасной средой для всех его обитателей.

Дополнительные материалы для вдохновения
1
Посмотреть фильм «Дикий Амстердам: Город глазами кота»
Фильм раскрывает все тайны культового динамичного города глазами его животных обитателей. Эта история, «рассказанная» котом Фрицем, напоминает нам, что город существует не только для людей.
2
Послушать подкаст «Дикие города»
3
Почитать детскую книгу Викки Вудгейт «Urban jungle»
4
Стать учёным-любителем
Можно наблюдать за дикими видами в городах с помощью сайта или приложения iNaturalist, сходить на биостанцию в ближайший заповедник, стать волонтёром в ботаническом саду или заняться бёрдвотчингом.